Главная » Деятельность фонда » Статьи и заявления » Осужденные » О жестоком обращении в казахской тюрьме: письма заключенных (дело о самоубийстве М. Кожанова)

О жестоком обращении в казахской тюрьме: письма заключенных (дело о самоубийстве М. Кожанова)

отрывок из посмертного письма М. Кожанова

В своем посмертном письме заключенный тюрьмы АК 159/6 близ поселка Долинка Карагандинской области Максим Кожанов, снявший на видео избиение другого заключенного, раскрывает причину своего преждевременного ухода из жизни.

Начальник тюрьмы Кайдар Сарин заявил корреспонденту Радио Азаттык, что Максим якобы совершил самоубийство "из-за страха, что ему добавят срок". Между тем друг Кожанова уверен в том, что Максим не мог самостоятельно решиться на этот шаг: его к этому подтолкнули. Об этом он пишет в письме матери Кожанова, которое мы публикуем ниже. 

«Я Кожанов Максим Иванович. Нету сил и желания терпеть этот произвол со стороны администрации. Я думал что мы живем в демократической стране? а оказалось что в карательной. Для чего существует Конституция? и с чего она начинается что прав человека нельзя лишить приступил он закон или нет? А тут получается, что все, что написано это только для видимости люди или нелюди в погонах прикрываясь законом творят беспредел. Я думал, что нахожусь в исправительном УЧ а оказывается в карательном.  для кого вообще существует закон для простых смертных, а кто носит погоны, они этим законом прикрываются…

Больше нету сил терпеть унижение и издевательство со стороны администрации, и надеюсь, что после моей СМЕРТИ они понесут наказание.

В моей СМЕРТИ виновны они, меня подтолкнули на этот шаг Ш., начальник управления УКУИС по Кар. области, и С., начальник УЧ.АК 159/6.

Кожанов Максим Иванович».

Правозащитник Вадим Курамшин в сопроводительной записке к посмертному письму М. Кожанова уточняет, что причиной суицида послужили изощренные пытки и унижения, которым Максим подвергался на протяжении последнего месяца жизни.

«С него пытались выбить сотрудники УИС признания в том, что он снимал на видео не реальное избиение осужденного Карауша со стороны сотрудника ИК-ИО А.Т., а всего лишь «спектакль».

На размещенном в СМИ видеоролике было запечатлено действительное избиение, а не фикция. Не в силах далее терпеть издевательства Максим покончил свою жизнь, требуя при этом привлечь к уголовной ответственности начальника УИС по Карагандинской области Ш. и С., начальника колонии.

Вадим Курамшин».

О пытках и угрозах, которые пережил за железным занавесом М. Кожанов, рассказывает в своем письме матери Максима его друг, также заключенный.  

«Здравствуйте т. Наташа, я М. В., пишу Вам это письмо по причине того, что мне известна причина гибели Вашего сына Кожанова Максима. Я понимаю, что узнав причину его гибели Вам не станет легче но Вы должны знать, что Максим был не слабым человеком он не сам решился на этот шаг а его подтолкнули и я, будучи последним, с кем Максим разговаривал в тот вечер готов подтвердить рассказанное Вам в любых органах, заинтересованных этим обстоятельством. После военной больницы меня с Максимом положили в мед-часть ИУАК159/6 где мы проходили лечение неоднократно Максима уводили в ШИЗО учреждение где по его словам проводили допросы с нарушением всех законных требований. После каждого допроса Максим приходил подавленным, на мои вопросы, что случилось Максим объяснял, что ему угрожал начальник ИУ АК159/6 С. и нач. Управления Ш. которые применяли физическое давление.  И вот 1. 07.10 в медчасть пришли следователи финансовой полиции и вызвали Максима на допрос проводилась очная ставка между Максимом и контролером. Максим поменял показания раннее им дававшие под физическим давлением С. и Ш. против контролера. 1.07.10 года Максим рассказал финполиции, что его заставили дать показания против контролера, поэтому он дал показания, что вообще не знает этого контролера и дел с ним не имел. После допроса следователи ушли, мы с Максимом сидели в беседке на улице когда к воротам медчасти подошел С. и позвал Максима, о чем именно был разговор я не слышал но слышал и видел, когда С. кричал на Максима «я тебе устрою еще». После ухода С. Максим мне объяснил, что завтра С. закроет его в ШИЗО приедет Ш. и Максим даст какие им надо показания. Мы разошлись, но потом меня разбудили в 4.00 Максим уже умер».

(вся документация находится в офисе ОФ "Амансаулык", некоторые имена и фамилии намеренно публикуются в сокращении, в письмах сохранены орфография и стилистика авторов)

 


Уважаемые посетители!

В связи с техническими особенностями сайта Ваши комментарии иногда могут запаздывать с публикацией. Благодарим за понимание!

Для нас ценно Ваше мнение!

Деятельность фонда


вопросы и пожелания

подписка на новости