Главная » Деятельность фонда » Статьи и заявления » Психическое здоровье » «Стыдно быть в Казахстане психически больным!» - Бахыт Туменова о правах людей с нарушением психического здоровья

«Стыдно быть в Казахстане психически больным!» - Бахыт Туменова о правах людей с нарушением психического здоровья

Бахыт Туменова  - президент ОФ "Амансаулык"

Выступление на Общественных слушаниях "Отверженные": психическое здоровье и права человека в Казахстане" 26.04.2011

Результаты исследования, проведенного ОФ «Амансаулык» совместно с ОО «Защита прав в сфере ментального здоровья «Преодоление» в партнерстве с Республиканским научно-практическим центром психиатрии, психотерапии и наркологии при поддержке Фонда Сорос-Казахстан, как будто указывают на всеобщее довольство. И пациенты довольны, что находятся в больницах и учреждениях соцзащиты, их родственники довольны еще больше, доволен и персонал, который работает в тяжелейших условиях с мизерной зарплатой. При этом материально-техническое оснащение этих учреждений оставляет желать лучшего. Эта ситуация напоминает мне период СССР, когда все в один голос твердили, что все хорошо.

Между тем согласно данным ВОЗ каждый 4-й человек в течение жизни испытывает проблемы с психическим здоровьем, в каждой 4-й семье, по крайней мере, один человек страдает расстройством психического здоровья. Сегодня в развитых странах примерно до 10% населения имеет те или иные расстройства психического здоровья. И эта цифра, по прогнозам экспертов ВОЗ, увеличится через несколько лет до 15%. Но у нас в Казахстане таких больных только 1,8%. Возникает вопрос – или мы особая страна, где нет психических заболеваний, или среди нас ходят более 8% тех, кому не диагностировали психическое расстройство. Может быть, это и является одной из многих причин того, что на сегодня Казахстан занимает одно из ведущих мест в мире по преступности и суицидам среди подростков?

Если брать суммарное количество психиатрических коек в больницах  и в соцучреждениях, то, к примеру, в Италии в 2005 году на каждые 100 тыс. человек было 46 коек, сейчас это число сократилась до 15 коек. В Казахстане мы имеем 125 коек на 100 тыс. населения.

И если в системе здравоохранения уже видна положительная динамика, а именно: сокращение среднего времени пребывания больного на койке, появляются дневные стационары, то в системе соцуслуг из-за отсутствия альтернативных форм оказания соцпомощи по-прежнему сохраняется огромное количество мест для хронических психически больных пациентов.

Общество:

20 лет тому назад мы определили путь развития страны как построение демократического общества.  Наша страна является членом ООН, в прошлом году мы председательствовали в ОБСЕ, мы ратифицировали многие международные договора и конвенции, в том числе и конвенцию о правах инвалидов.

Но, несмотря на все достижения, над людьми, страдающими психическими расстройствами, по-прежнему довлеет СТИГМА. Стыдно быть в Казахстане психически больным! Мы знаем случаи, когда родители и родственники больного ребенка не хотят, чтобы он получал инвалидность.  Ведь это зазорно, не дай бог, никто не захочет породниться! «Ну что он, да псих, шизик, что с него возьмешь!» — И человек — изгой! Одна из причин этому — низкая правовая осведомленность о том, на что эти люди обладают полным пакетом прав человека.

Эта стигма является препятствием к тому, чтобы компенсировать состояние больного. Некоторые «сохранные» пациенты, не получая навыков и образования становятся еще более оторванными от общества.

Семьи:

Семья, в которой есть инвалид по заболеванию всегда беднее, чем семья, в которой нет такой проблемы. Но семья, которая имеет инвалида с психическим заболеванием, еще беднее. И опять же стигма заставляет людей не говорить о пациенте и его заболевании, особенно в сельской местности.

Правовая безграмотность и существующая стигма служат препятствием для того, чтобы семья поднимала вопросы о правах этой категории лиц, это является причиной того, что на телефоны  «Горячей линии» ОФ «Амансаулык», куда за 3 года пришло 13 тыс. обращений, только единичные случаи, когда звонили или приходили родственники психически больных. Потому что родственники не знают, что есть права, соблюдения которых можно и нужно добиваться, защищая себя и больного. Семья просто смирилась с этой ситуацией.

Отсутствие жалоб – это грозный признак!

Система оказания медуслуг

Сегодня психиатрия по-прежнему финансируется по остаточному принципу. До сих пор ограничено применение эффективных лекарств на амбулаторном и стационарном уровне. Да, лекарства есть, но не те, которые активно применяются за рубежом, благодаря которым у пациента наступают более длительные ремиссии и он способен максимально интегрироваться в общество.

Существующий в стране малый процент людей с психическими расстройствами связан с проблемой низкой выявляемости болезни на этапах первичной медико-санитарной помощи, с недостаточно высокой квалификацией врача общей практики, отсутствием у него настороженности при появлении первых симптомов эмоциональных заболеваний.

Необходимо идти не по пути выращивания большого количество узких специалистов, а по пути укрепления первичной медико-санитарной помощи. По аналогии именно эти специалисты должны на ранних стадиях выявлять туберкулез, рак, сердечно-сосудистую патологию. Со стороны государства нужна мотивация в виде решения вопросов достойной оплаты за труд и разрешения соцпроблем специалистов.

Министерство труда и социальных программ.

Сегодня в зале на Общественных слушаниях присутствуют родственники пациентов, в семье которых есть пациенты с психическими заболеваниями. В том числе принимает участие мать тяжелобольного пациента, которая в течение двух лет через правоохранительные органы восстанавливала пожизненную инвалидность сына. Психиатры диагностируют у него злокачественное течение шизофрении и рекомендуют первую группу инвалидности. Но голоса научных работников, профессуры и врачей высшей категории натыкаются на глубокое безразличие госорганов, определяющих эту инвалидность. Возможно, это связано с тем, что мать не «сдает» своего сына в интернат и в  возрасте 70-ти с лишним лет, сама несет эту тяжелую ношу.  

Так кто кому помогает в данной ситуации? Мне кажется, семья старается помочь обществу и государству, не отрекаясь от больных. Надо поддерживать такую категорию людей и предоставлять им современные  формы соцпомощи.

Пользуясь возможностью, я благодарю руководство департамента труда и соцзащиты г. Алматы и руководителей учреждений этого ведомства, которые открыли нам двери для проведения исследования. Но проблемы в системы соцуслуг очень большие. Это и нехватка профессиональных соцработников, недостаточная материально-техническая база больших интернатов на 600, на 700, на 1000 мест, что говорит об отсутствии альтернативных форм поддержки инвалидов.

И меня есть ощущение, что в системе соцзащиты действует инстинкт самосохранения системы. «Это же рабочие места, мы же потеряем работу, если не будет интернатов!»…

Наверное, тот же самый инстинкт заставляет нас строить детдома, которые едва поспевают принимать сирот, вместо того, чтобы уничтожать корень проблемы.

Министерство юстиции

Проект Фонда Сорос-Казахстан был рассчитан на 8 месяцев, из них 6 месяцев мы воевали с системой КУИС, которая под различными предлогами не хотела пускать нас в свои учреждения. Это уже индикатор того, что здесь далеко не все в порядке. Войти в учреждения нам удалось только через генерального прокурора.

Исследование выявило и несовершенство службы оказания медико-социальных услуг. Недостаток профессиональных кадров, отсутствие коек для психически больных женщин, бумажная волокита, отсутствие  необходимых препаратов, и самое главное, барьеры и закрытость системы – это перечень того, что мы сегодня имеем в этой системе.

Министерство внутренних дел

Имеет место низкая грамотность сотрудников ведомства по вопросам действующего законодательства в отношении соблюдения прав людей. В этом году произошло несколько инцидентов, когда в Караганде и Астане людей, принимавших участие  участвовавших в митингах, без решения суда насильно привозили на экспертизу к психиатрам. Это сигнал живучести сталинских традиций, когда использовали психиатрию  в качестве орудия борьбы с «инакомыслящими».

В чем корень зла?

Среди причин возникновения психических расстройств и неблагоприятная социально-экономическая обстановка, и социальная незащищенность людей, безработица, вынужденные внутренняя и внешняя миграции.

Наметились тенденции по улучшению ситуации в системе здравоохранения. Увеличился оборот койки за счет снижения среднего времени пребывания больногос 6 месяцев до 60-ти дней. Но одновременно возросла потребность в интернатах, но система Минсоцзащиты не среагировала должным образом и не подготовила необходимое количество соцработников и альтернативные формы оказания соцуслуг.  

Выписывая пациентов из больниц, когда альтернативная система психологических услуг еще не подготовлена, мы рискуем оставить людей на улице.

Казахстану надо пойти по примеру развитых стран, когда отходят от практики строительства крупных специализированных стационаров для психически больных, а открывают специализированные койки в обычных клиниках. Это решает два вопроса: расширяет возможность выбора для пациентов и их семей, уменьшает стигму и ведет к деинституализации. Главный рычаг, двигающий процесс деинституализации – это восстановление прав людей  с нарушением психического здоровья.

Дополнительные выводы:

- Законы РК, направленные на улучшение жизни людей с психическими заболеваниями, в основном носят декларативный характер, так как практика их применения не исходит из приоритетов концепции соблюдения прав человека.

- Не ведется работа по повышению осведомленности общества и преодолению стигматизации психически больных людей, как с источником их дискриминации.

- Недостаточное выявление психических заболеваний из-за слабости первичной медико-санитарной помощи, в результате чего  пациенты поступают в клиники с запущенными формами заболеваний.

- Не ведется работа по предупреждению психических заболеваний, а также охране психического здоровья.

- Недостаточная открытость госструктур для общества и полная закрытость системы КУИС.

- И самая большая проблема  — живучесть унаследованных догм и стереотипов, от которых мы должны уходить.

На дворе 2011 год, прошло 20 лет со времени обретения независимости нашего государства, но старые проблемы, догмы, стереотипы, в которых не видно человека, тянут нас вниз. Это тяжелое наследие периода СССР, государства, которое существовало 70 лет. В этом году нам 20 лет. Сколько нам надо еще времени, чтобы все это ликвидировать? Еще 50? Я думаю, мы все вместе не хотим этого…

 


Уважаемые посетители!

В связи с техническими особенностями сайта Ваши комментарии иногда могут запаздывать с публикацией. Благодарим за понимание!

Для нас ценно Ваше мнение!

Деятельность фонда


вопросы и пожелания

подписка на новости