Главная » Деятельность фонда » Врачам » Публикации и исследования » За пытки в учреждениях здравоохранения отвечать должно государство

За пытки в учреждениях здравоохранения отвечать должно государство

Медучреждения могут считаться местами заключения, где люди подвергаются пыткам и жестокому обращению, указывают специалисты Фонда "Открытое общество" в своем заявлении. Правозащитники уверены — ответственность за пытки и жестокое обращение в медучреждениях лежит на государстве.

Фонд призывает общественность и правительство всех стран к мониторингу и подотчетности в сфере охраны здоровья.

СКАЧАТЬ и просмотреть весь документ (.doc, .pdf) можно по ссылке на www.medpravo.kz

- Закон о правах человека вносит абсолютный запрет на пытки и жестокое обращение

- Правовое определение пыток и жестокого обращения

- Пытки в отношении маргинализированных групп

- Отказ в должном обезболивании расценивается как пытка и жестокое обращение

- Особенно уязвимы к пыткам и жестокому обращению люди с нарушением психического здоровья

- Насильственная стерилизация представляет пример пытки и жестокого обращения

- Женщины сталкиваются с нарушением прав в сфере репродуктивного здоровья

- Люди, живущие с ВИЧ, указывают на плохое отношение со стороны медработников

- Больных туберкулезом держат в заключении

- Лица, употребляющие наркотики, подвергаются унижениям

- В центрах принудительного содержания для наркозависимых нарушаются права людей

- С жестоким обращением в медучреждениях сталкиваются секс-работники


Закон о правах человека вносит абсолютный запрет на пытки и жестокое обращение
В cоответствии с законодательством о правах человека, абсолютный запрет всех форм пыток и жестокого, бесчеловечного, унижающего человеческое достоинство обращения («пыток и жестокого обращения») касается не только тюрем, мест предварительного заключения и других мест, где, как считается, часто происходят случаи пыток и жестокого обращения.

Он касается также таких мест, как школы, больницы, приюты, а также учреждения социального обеспечения — мест, где принуждение, динамика силы и различные практики, не находящиеся под контролем закона или системы юстиции могут привести к тому, что лица из маргинальных групп будут испытывать неоправданно сильную боль и страдания.

Государство несет ответственность за непредотвращение пыток

Этот документ сосредоточен на рассмотрении вопроса о пытках и жестоком обращении в медицинских учреждениях, в том числе:

- больницах,
- клиниках,
- хосписах,
- домах для пожилых людей,
- каких-либо учреждениях, где оказывается медицинская помощь.

Этот документ отнюдь не преследует цель заклеймить медицинских работников в качестве «истязателей»; он скорее сосредотачивает внимание на ответственности государственных структур за то, что они помещают медицинские учреждения и работников и пациентов в такие неприемлемые ситуации, когда пытки и жестокое обращение ни документируются, ни предотвращаются, ни наказываются, ни компенсируются. 

Правовой запрет на пытки и жестокое обращениередко применяется в медучреждениях
Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций (ООН) недвусмысленно признал, что правовой запрет пыток и жестокого обращения защищает «в частности… пациентов в…медицинских учреждениях».

Тем не менее, национальные, региональные и международные механизмы содействия ответственности и предотвращения пыток редко применяются в отношении к учреждениям здравоохранения.

Правозащитным структурам, которые несут ответственность за мониторинг выполнения анти-пыточных положений, следует систематически исследовать положение дел в медицинских учреждениях в своих отчетах и направлять потенциально выполнимые рекомендации в адрес правительств, поясняя, каким образом прекратить эти нарушения прав 

Правовое определение пыток и жестокого обращения
Правовое определение пыток и жестокого обращения достаточно широко, чтобы включать целый ряд нарушений прав, происходящих в медицинских учреждениях.

В соответствии с международным законодательством, какое-либо причинение сильной боли и страданий государственным субъектом или же по наущению, при согласии или уступке со стороны государства, может, в зависимости от обстоятельств, составлять акт либо пытки, либо жестокого обращения.

Может ли быть акт сочтен «пыткой», «жестоким и бесчеловечным обращением или наказанием» или же «обращением или наказанием, унижающим человеческое достоинство» зависит от нескольких факторов, в том числе интенсивности причиненных боли и страданий, разновидности причиненных боли и страданий . е. физической или ментальной), были ли причинены боль и страдания намеренно и с незаконной целью, и являются ли боль и мучения последствиями правовых санкций.

Вообще говоря, жестокое и бесчеловечное обращение или наказание могут быть умышленными и непредумышленными, а также совершаться с какой-либо целью, или же без таковой, в то время как пытка всегда носит умышленный характер и совершается с определенной целью.

Пытки в отношении маргинализированных групп
1. Пытки и жестокое обращение в медицинских учреждениях обычно происходят в отношении представителей социально маргинализированных групп:

- Лица, которые воспринимаются властями как «девиантные»,
- лица, которые являются «головной болью» для медицинских учреждений и работников,
- люди, у которых отсутствуют полномочия для того, чтобы жаловаться или утверждать свои права,
- лица, которые ассоциируются со стигматизированным или криминальным поведением,

Все они могут подвергаться особенно большому риску. Ниже изложены документально подтвержденные примеры пыток и жестокого обращения, направленных в отношении отдельных групп населения.

Отказ в должном обезболивании расценивается как пытка и жестокое обращение
2. Люди, нуждающиеся в обезболивании, в качестве элемента паллиативной помощи, или же при хронической болезни, травме, операции, при родах
могут сталкиваться с жестоким обращением, если интенсивность их боли достаточно высока, и ее можно избежать.

Отказ в должном обезболивании является широко распространенной проблемой среди всех групп населения, упомянутых в этом документе:

- людей с физическими недостатками,
- потребителей наркотиков,
- секс-работников,
- лесбиянок, геев, бисексуалов,
- трансгендерными и интерсексуальными людьми (ЛГБТИ).

Вызывает также беспокойство частые случаи отказа в обезболивании по отношению к детям.

80% населения планеты не имеют или имеют ограниченный доступ к лечению болевого синдрома
В соответствии с информацией Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), приблизительно 80 % населения планеты — или десятки миллионов людей каждый год — либо совсем не имеют доступа к лечению болевого синдрома в диапазоне от умеренного до сильного, либо этот доступ недостаточен, что приводит к глубоким физическим, психологическим и социальным последствиям.

В интервью Хьюман Райтс Вотч, люди, которые страдали от сильной боли в Индии "говорили практически то же, что и жертвы пыток: они хотели лишь одного — чтобы боль ушла.

В отличие от ситуации пыток, когда можно, например, подписать требуемые показания, они сами не могли ничего сделать для этого и рассказывали, что хотели покончить с собой, молились о смерти или говорили врачам или родственникам, что не хотят больше жить».

28-летний потребитель наркотиков из Киргизстана сообщил в 2006 году, что ему была проведена ортопедическая операция без анестезии, так как врачи опасались, что она усилит его наркозависимость. «Они привязали меня», сказал он. «Один доктор держал меня, придавил меня к столу, а второй доктор провел операцию. Я кричал, был в сознании, ощущая боль полностью, кричал и кричал, а они вгоняли гвозди мне в кости».

Случаи отказа в обезболивании

- неэффективные системы поставок и распространения морфина,

- отсутствие нормативно-правовых актов, обеспечивающих ведение болевого синдрома или же протоколов оказания такой помощи для врачей;

- чрезмерно суровые правила контроля наркотических веществ, которые без необходимости затрудняют доступ к морфину,

- правила, которые устанавливают чрезмерные наказания за ошибки в операциях с морфином;

- неспособность обеспечить обучение медицинских работников аспектам ведения болевого синдрома и паллиативной помощи в качестве части их образовательных программ; 

- недостаточные усилия, направленные на обеспечение доступности морфина.

Отсутствие доступа к обезболивающим лекарствам угрожает фундаментальным правам на здоровье
Приняв во внимание эти причины, бывший Специальный Докладчик по вопросам Пыток, Манфред Новак, пришел к выводу, что "[ не ] способность правительств принять необходимые меры для обеспечения доступности обезболивания, которая приводит к тому, что миллионы людей страдают от сильной и часто продолжительной боли без необходимости, поднимает вопросы в отношении того, исполняют ли они это обязательство [ защищать людей в рамках своей юрисдикции от бесчеловечного и унижающего достоинство, обращения ] должным образом», и далее, что «отказ в доступе к обезболиванию де-факто, если он становится причиной сильной боли и страданий, представляет собой жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание».

В совместном заявлении со Специальным Докладчиком ООН по Праву на Здоровье, он сделал дополнительное подтверждение, «Неспособность обеспечить доступ к контролируемым лекарственным средствам для облегчения боли и страдании угрожает фундаментальным правам на здоровье и на защиту от жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения».

Особенно уязвимы к пыткам и жестокому обращению люди с нарушением психического здоровья
Люди с недостатками здоровья особенно уязвимы к пыткам и жестокому обращению в медицинских учреждениях, хотя это не единственное место, где им приходится страдать от этого вида нарушения их прав.

Ситуация особенно тяжела для тысяч людей, вынужденных жить десятилетиями, а зачастую и всю жизнь, в учреждениях закрытого типа, рассчитанных на длительное пребывание пациентов.

Особенную тревогу вызывают ограничения правовых возможностей пациентов, которые затрагивают право отказаться от лечения, законы о психиатрии, которые отменяют отказ предоставлять согласие на лечение, законы, которые приостанавливают право на свободу, а также стигматизация, направленная на людей с недостатками здоровья в учреждениях системы здравоохранения.

В 2008 году Манфред Новак пришел к заключению, что«Требование наличия умысла в соответствии со статьей 1 Конвенции против Пыток может быть эффективно выражено,  в том случае, когда лицо подвергается дискриминации на почве недостатков здоровья.

Этот аспект особенно значим в контексте медицинской помощи лицам с недостатками здоровья, когда серьезные нарушения и дискриминация против лиц с недостатками здоровья могут маскироваться в качестве «благих намерений» со стороны медицинских работников.

Недобровольное применение психиатрических средств может представлять форму пытки
Новак далее утверждал, что «необходимо пристально изучить насильственное и недобровольное применение психиатрических лекарственных средств, в частности нейролептиков, для лечения психиатрических расстройств.

В зависимости от обстоятельств дела, причиненное страдание и последствия для здоровья человека могут представлять собой форму пытки или жестокого обращения".

Mental Disability Rights International указала на факты жестокого обращения в медучреждениях в условиях антисанитарии

В недавнем отчете о положении в Сербии организация Mental Disability Rights International заявила о фактах пыток и жестокого обращения с детьми и взрослыми в медицинских учреждениях в условиях «антисанитарии и грязи».

Лежачих пациентов заставляют «мочиться и испражняться в металлические ведра, стоящие под кроватями», запирают в маленькие «чуланы» в качестве наказания, заставляют испытывать холод зимой вследствие отсутствия обогрева, а также принуждают спать в спальнях, полных мышей и крыс.

Отсутствие медицинского ухода приводит к картине изможденных и обезвоженных детей, лежащих в кроватках, детей с гидроцефалией (патологическое накапливание цереброспинальной жидкости, которая порождает отек мозга и черепа и часто приводит к смерти), людей с открытыми порезами и ранами, инфекциями глаз, без зубов или гнилыми зубами.

Также были зафиксированы такие унижающие человеческое достоинство практики, как:

- обривание голов пациентов,
- запрет пользоваться личной одеждой и вещами,
- налагание обязанностей в рамках «трудотерапии», когда пациентов принуждали выполнять разные повинности в обмен на вознаграждение, например, кофе.

Подобным же образом, в Кыргызстане НПО «Психическое здоровье и общество» обнаружило, что пациентов принуждают печь хлеб под видом «трудотерапии».

Хотя пациентам не платят за эту работу, больница берет с государства деньги по рыночным ценам за этот продукт.

Проблемой являются физические способы сдерживания пациентов

Еще одной важной проблемой является широко распространенное и чрезвычайно часто применяемое использование физических способов сдерживания пациентов — иногда на протяжении всей жизни пациента — в отсутствие каких-либо стандартов, контролирующих их применение или какого-либо оправдания для их использования.

Использование кроватей-клеток в психиатрических медицинских учреждениях все еще подтверждается документально и является деянием, нарушающим право не подвергаться пыткам и жестокому обращению.

В 2003 году организация Mental Disability Advocacy Center (MDAC) в своем отчете привела задокументированные факты регулярного использования кроватей-клеток в Венгрии, Чехии, Словакии и Словении.14 MDAC обнаружила, что кровати- клетки регулярно использовались в случае нехватки должного количества персонала или же в качестве наказания людей с серьезными расстройствами интеллектуального развития, пожилых людей с диагнозом «деменция» и психиатрических пациентов.

Людей держали в кроватях-клетках «часами, днями, неделями или иногда месяцами или годами».

Один из пациентов психиатрических служб сказал о кроватях-клетках следующее: «Чувствуешь, что лучше покончить с собой, чем пробыть там несколько дней».

Еще одна пациентка сообщила о том, как ей сделали инъекцию без ее согласия сразу после родов, в результате чего она потеряла сознание, и затем ее поместили в кровать- клетку. Когда она очнулась, ей не разрешали пользоваться уборной, и она «должна была это делать в клетке как животное». 

Женщины сталкиваются с нарушением прав в сфере репродуктивного здоровья
Женщины, желающие получить медицинские услуги в сфере репродуктивного здоровья часто сталкиваются с «низкокачественными, зачастую небрежными и нарушающими их права, помощью и лечением», которые в некоторых случаях достигают уровня пыток и жестокого обращения.

В своем заявлении для прессы организация Center for Reproductive Rights (CRR) (Центр прав человека в сфере репродуктивного здоровья) отметила некоторые случаи нарушения прав женщин в сфере репродуктивного здоровья, в том числе:

- словесное и физическое насилие со стороны медицинского персонала,

- несвоевременное предоставление помощи, ведущее к физическим и эмоциональным страданиям, 

- удерживание пациента в медицинском учреждении против его воли в условиях, унижающих его человеческое достоинство, связанное с неспособностью пациента оплатить счета за медицинские услуги.

По информации Хьюман Райтс Вотч, медицинский персонал в больницах Бурунди отказывает в предоставлении послеродовой помощи, такой как лечение, направленное на устранение проблем с дыханием новорожденного или удаление швов после родов, с помощью кесаревого сечения, тем женщинам, которых удерживают в больнице за неспособность оплатить счета за медицинские услуги.

Насильственная стерилизация представляет пример пытки и жестокого обращения
Случаи насильственной, сделанной под принуждением, стерилизации также представляют собой примеры пыток и жестокого обращения.

Среди представителей маргинализированных и уязвимых групп населения подобные случаи были зафиксированы в отношении:

- женщин, живущих с ВИЧ,
- женщин рома,
- женщин, с расстройствами психического развития.

По информации Центра прав человека в сфере репродуктивного здоровья, «эксперты признают, что необратимое лишение репродуктивной функции без предоставления информированного согласия в целом приводит к психологической травме, включая проявления депрессии и горя».

В последнее время данный вопрос стал предметом судебных разбирательств в таких разных странах, как:

- Чили,
- Намибия
- Словакия.

Комитет ООН по правам человека, а также Комитет против пыток рассматривают стерилизацию, совершенную насильственно, под принуждением в качестве нарушения права не подвергаться пыткам и жестокому обращению.

Эксперты рассматривают проблемы отказа в проведении аборта и помощи после аборта
С другой стороны, женщинам могут отказывать в проведении аборта или предоставлении медицинской помощи после аборта с дискриминационным и неуместным намерением отговорить их от прерывания беременности или же наказать за это, что может привести к серьезной и продолжительной боли и страданию.

Комитет против пыток также рассматривает проблему отказа в проведении аборта и помощи после аборта в контексте права не подвергаться пыткам и жестокому обращению.

Люди, живущие с ВИЧ, указывают на плохое отношение со стороны медработников
Во многих странах люди, живущие с ВИЧ, сообщают о случаях плохого отношения со стороны медицинских работников и учреждений или отказа в лечении, носящего жестокий, бесчеловечный или унижающий человеческое достоинство, характер.

Во Вьетнаме люди, живущие с ВИЧ, в последнее время сообщают о случаях:

- игнорирования со стороны медицинских работников,
- нанесения меток про ВИЧ-позитивный статус на одежду,
- помещении их отдельно от других пациентов,
- отказах в предоставлении медицинских услуг, таких как рассечение лимфоузла, госпитализации и проведении уборки.

Принудительное тестирование на ВИЧ унижает человеческое достоинство
Тестирование на ВИЧ, обязательное или совершенное под принуждением, также является часто встречающимся нарушением прав, которое может представлять собой случай унижающего человеческое достоинство обращения, если оно «совершается на дискриминационных основаниях без соблюдения условий предоставления согласия и наличия необходимости…особенно в местах лишения свободы» 

Разглашение ВИЧ-статуса половым партнерам, членам семьи, работодателям и другим медицинским работникам без согласия человека является частым нарушением прав людей, живущих с ВИЧ, которое может привести к физическому насилию, особенно в отношении женщин.

Стереотипы о людях, живущих с ВИЧ, закрывают дорогу к качественной медпомощи
Жестокое обращение с людьми, живущими с ВИЧ в медицинских учреждениях дополняется ассоциацией ВИЧ с криминальным поведением, таким как употребление нелегальных наркотиков, гомосексуальностью и проституцией.

В Украине потребители инъекционных наркотиков, живущие с ВИЧ, «сталкиваются со случаями отказа в предоставлении неотложной медицинской помощи, в том числе бригадами скорой помощи, которые отказывались принимать их», «их вышвыривали из больниц», «врачи предоставляли недостаточную помощь, отказываясь при этом даже прикоснуться к пациенту».

На Ямайке, где существует стереотип о ВИЧ в качестве «болезни геев», медицинские работники избегают касаться кожи людей, живущих с ВИЧ медицинским инструментом.

Одна медицинская сестра при этом заявила, что она «боится заразиться вирусом от пациентов, которые…’действительно безнадежно хотели, чтобы вы тоже заразились ВИЧ».

В Намибии, несмотря на действующие законы и инструкции о предоставлении услуг по профилактике и лечению ВИЧ бесплатно тем лицам, которые не в состоянии их оплатить, секс-работников часто подвергают дискриминации и отказывают в предоставлении таких услуг, несмотря на то, что они удовлетворяют условиям получения помощи.

Больных туберкулезом держат в заключении
Лиц с туберкулезом, заразной и зачастую стойкой к действию лекарственных средств болезнью, без необходимости удерживают для «лечения» в учреждениях, где условия содержания могут быть приравнены к жестокому обращению.

Содержание пациентов с диагнозом «туберкулез» является формой административного заключения, которое имеет целью не допустить дальнейшее распространение заболевания; таким образом, власти должны продемонстрировать, что заключение такого рода действительно является необходимым последним средством, а само заключение должно удовлетворять условиям «уважения человеческого достоинства, проявления чувствительности к культурным аспектам и периодического контроля со стороны судебной системы».

На практике это часто не так, и лиц с диагнозом «туберкулез» удерживают в заведениях, даже если они в состоянии придерживаться режима инфекционного контроля и лечения.

В марте 2008 года,в «Нью-Йорк Таймс» была опубликована статья, описывающая туберкулезную больницу Jose Pearson в Южной Африке, являющуюся центром содержания людей с туберкулезом, стойким к действию лекарств.

Больница описывалась как «тюрьма для больных», обнесенная забором из колючей проволоки с целью воспрепятствовать побегам пациентов, переполненная людьми; плохая система вентиляции усиливает дальнейшее распространение туберкулеза, а один социальный работник приходится на 300 пациентов, находящихся в заключении.

Один из удерживаемых пациентов рассказал «Нью-Йорк Таймс», «Я видел, как люди тут умирают, умирают и умирают. Выписаться отсюда можно только в морг».

Плохие условия содержания в учреждениях, где оказывается помощь при туберкулезе, может привести к развитию дополнительной резистентности к действию лекарственных средств и заражению медицинских работников, в конечном итоге появляются новые пациенты, чье лечение будет труднее и дороже».

Лечение в амбулаторном режиме продемонстрировало свою более высокую эффективность и меньшую склонность к нарушению прав пациентов, являясь альтернативой стационарному содержанию больных туберкулезом, которые в любом случае имеют абсолютное право не подвергаться жестокому обращению в заключении и на должный механизм оспаривания такого заключения.

Лица, употребляющие наркотики, подвергаются унижениям
Лица, употребляющие наркотики, являются группой населения с высокой степенью стигматизации и криминализации, чей опыт общения с системой здравоохранения зачастую содержит случаи унижения, наказания и жестокости.

В Украине Хьюман Райтс Вотч документально засвидетельствовала ряд фактов, когда потребителей наркотиков выкидывали из больниц, предоставляли медицинские услуги несоответствующим образом или в оскорбительной манере, а также отказывали в неотложной помощи.

Например, один мужчина рассказал, как ему было отказано в больничной палате, а доктор сказал ему: «Почему ты сюда приходишь и нам еще проблемы создаешь? Ты же сам виноват в этом». Еще одной женщине отказали в лечении туберкулеза, когда работники клиники узнали, что она употребляет наркотики: «Я была в туберкулезной клинике. Там надо было мой туберкулез [лечить]. Как только они узнали, что я наркоманка, мне отказали».

Отчет Евразийской Сети Снижения Вреда документально зафиксировал подобные случаи жестокого обращения, в том числе свидетельства аутрич работника о том, как она доставила женщину с абсцессом на ноге, связанным с инъекциями наркотиков, в больницу, услышав от врача: «Зачем ты с ней возишься, она же наркоманка!».

Слабая степень координации и интеграции служб в Украине и по всему региону Восточной Европы и Средней Азии часто принуждает пациентов выбирать между лечением туберкулеза, ВИЧ и наркозависимости.

Отказ в предоставлении заместительной терапии — особая форма жестокого обращения
Особенной формой жестокого обращения и, возможно, пытки в отношении потребителей наркотиков является отказ в предоставлении заместительной терапии опиатами, в том числе как способа принуждения к даче показаний уголовного характера, заставляя переживать болезненные симптомы синдрома отмены.

Отказ в предоставлении терапии метадоном в местах содержания под стражей расценивается как Манфредом Новаком  так и Европейским Судом по правам человека в качестве нарушения права не подвергаться пыткам и жестокому обращению в определенных обстоятельствах.

Подобное же обоснование следует применять и в отношении практик, происходящих не в местах заключения, особенно в тех случаях, когда правительства, как, например, в Российской Федерации, полностью запрещают заместительную терапию.

В центрах принудительного содержания для наркозависимых нарушаются права людей
Во многих азиатских странах, в том числе

- Камбодже,
- Китае,
- Лаосе,
- Малайзии,
- Таиланде
- Вьетнаме,

тысячи детей и взрослых, употребляющих наркотики, подвергаются административному задержанию без должных правовых шагов в центрах принудительного содержания, которые имеют целью предоставлять помощь при наркозависимости, а на деле порождают нарушения прав, которые могут быть приравнены к пыткам и жестокому обращению.

В этих центрах были задокументированы такие практики нарушения прав, как:

- долгие часы принудительного труда в невыносимо тяжелых условиях,
- частичная лоботомия потребителей наркотиков посредством введения в их мозг разогретых игл на срок до недели,
- заключение в клетку с шипами внутри,
- пристегивание наручниками потребителей наркотиков к кроватям, когда они испытывают ломку,
- подвешивание за руки и ноги на протяжении часов,
- избиения, наносимые по ногам,
- сексуальное насилие, чинимое над заключенными со стороны надзирателей.

Врачи отказывают в предоставлении медицинской помощи
Отказ в предоставлении медицинской помощи является обычной практикой.

Врач в одном из центров содержания наркозависимых в китайской провинции Гуанси рассказал Хьюман Райтс Вотч следующее: «На самом деле целью работы центра детоксификации являются дисциплинарные меры, он не для того, чтобы предоставлять людям медицинскую помощь». 

С жестоким обращением в медучреждениях сталкиваются секс-работники
Секс-работники, подобно людям, употребляющим наркотики, сталкиваются с жестоким обращением в медицинских учреждениях, которое проистекает из их криминализированного статуса.

Отчет о секс-работниках в Ботсване, Намибии и Южно Африке документально зафиксировал проявления негативного и создающего преграды отношения со стороны медицинских работников, в том числе отказ предоставить необходимые медицинские услуги секс-работникам.

Одна секс-работница заявила, «Я боюсь идти в клинику» из-за оскорбительного поведения медицинских сестер и врачей.

Мужчина секс-работник, желающий получить доступ к терапии ВИЧ в Намибии, рассказал: «Медсестра позвала несколько других сестер, и они смеялись надо мной».

Еще одну секс- работницу выгнали из больницы после того, как врач закричал на нее: «Ты проститутка!» в присутствии других представителей медперсонала и пациентов.

Секс-работник в Кыргызстане заявила, что когда она пришла в больницу с аппендицитом, медсестра «стала груба со мной», узнав, что она работает в сауне, «говоря, что таких девушек, как я, нужно убивать или садить в тюрьму». Ее выписали из больницы до того, как удалили швы...

 


Уважаемые посетители!

В связи с техническими особенностями сайта Ваши комментарии иногда могут запаздывать с публикацией. Благодарим за понимание!

Для нас ценно Ваше мнение!

Деятельность фонда


вопросы и пожелания

подписка на новости