Главная » Деятельность фонда » Мигранты » Публикации » Дети мигрантов рассказали о стратегии их выживания в Казахстане

Дети мигрантов рассказали о стратегии их выживания в Казахстане

Фотографии и материалы взяты из исследовательского проекта «Доступ детей из семей мигрантов к образованию в Республике Казахстан: анализ текущей ситуации», осуществленного ОФ «Детский фонд Казахстана» при поддержке Фонда Сорос-Казахстан. СКАЧАТЬ все исследование (1,9 Мб, pdf)

История Асыл

В 2010 г я с мамой, двумя братьями и сестрой приехали из Киргизии
Во время военного переворота 2010 года наш дом сгорел, папа пропал без вести. Когда мы переехали сюда, у нас не было жилья, жили, где придется. Мама обращалась в школу, но директор сказал, что мы беженцы и он не может принять нас в школу.

Дети сторонились нас
Когда мы мотались по городу, мы случайно поехали в Тулькубасский район. В администрации района нас не приняли. Мы жили у разных людей, в сарае, в заброшенных домах. На улицах мы собирали, что попадалось под руки. Нам было холодно. Через знакомых, на окраине села, мы нашли времянку без каких-либо удобств.

Когда мы в прошлом году снова пошли к директору, нас опять не приняли, сказали, что у нас нет прописки и выгнали маму. После переворота в Киргизии нам знакомые сказали, что в Казахстане нам могут помочь. Никакой помощи мы не получили. Мои братья и сестра вначале не учились в школе. Потом с трудом устроились. Когда мы как-то проходили мимо школы, ученики нас дразнили, говорили, что мы беженцы, что мы не люди. Скоро мы хотим переехать в Шымкент. Хотим устроится в городскую школу и получить образование, чтобы в школе нам кормили и обеспечили необходимым, выучить казахский язык, чтобы не мучилис в будущем, поднять свой уровень. Хотим жить в теплом доме.

Когда было тепло на улицах, мы жили в сарае, где-то в огородах, работали в огородах за еду. Нам вместо денег давали лук, картошку, помидоры, то, что мы собирали в огородах у местных жителей, нам давали какую-то часть этих овощей и фруктов.

Мы жили в заброшенных домах. Сейчас нашли времянку.
Сейчас холодно, и мы ходим собираем на мусорке коробки, всякий хлам, чтобы топить печку. Мерзнем, у нас нет нормальной одежды. Мои братья и сестра простудились, заболели. Денег на лекарства нет, не можем найти деньги даже на еду. С детства мы видели много трудностей. Думали, что в Казахстане наша жизнь наладится.

Но мы превратились в бомжей.
Потом мы переехали в Тулькубасский район. Но жизнь наша не изменилась. Моя младшая сестренка, ей 13 лет, учится в 7 классе. Мы по очереди одеваем одежду. Я учусь с утра, а она учится после обеда. Мы даже на мусорке собирали вещи. У нас нет даже обуви. Мы ноги заворачивали в целофановые проекты, а потом одевали рванные сапоги, которые находили где-то. Когда ходим в школу, нам тяжело. Я старшая и немного знаю казахский язык. А младшие не очень знают казахский язык. Мама в Киргизии работала педагогом, поэтому помогает готовить уроки.

Учителя говорят, что мы как бомжи, унижают нас
В школе с нами никто не общается. Стараются нас не замечать. Делают вид, что нас не существует. Дети дразнят в школе. Смотрят с ухмылкой. Учителя никак нас не поддерживают. И не хотят что-то предпринять, чтоб хоть как-то помочь нам.  

мигранты в КазахстанеИстория Айжамал

Айжамал приехала в Казахстан в 2006 г. из Ошской области Республики Кыргызстан на заработки. Пока были живы ее родители, двое сыновей Айжамал, 13 и 8 лет, оставались с ними. С момента приезда в Казахстан семья жила и работала в разных поселках Енбекшиказахского района Алматинской области.

Заработанные деньги муж пропивал, устраивал скандалы. Во время очередного скандала он сжег все документы Айжамал. В настоящее время муж не живет с ними, уехав в неизвестном направлении. Старший сын уже должен учиться в 7-м классе, а младший – во 2-м.

Но дети не посещают школу
14-летний рослый и большой, даже по сравнению со своими сверстниками, Иманберды, не хочет и не может сесть за парту с 10—11-летними детьми. Он смотрит за младшим братом, помогает по хозяйству, пока мать работает для того, чтобы прокормить семью. Мать не настаивает на обучении.

Попыток восстановить свои документы и сделать детям документы не предпринимает. Женщина ведет беспорядочный образ жизни, пьет, исчезает с рабочего места на неопределенное время, поэтому не задерживается долго ни в одном из поселков или крестьянских хозяйств.

Вместе с ней с места на место кочуют дети
Несовершеннолетние дети не понимают необходимости получения образования, мать также не думает об этом.

материалы по теме


Уважаемые посетители!

В связи с техническими особенностями сайта Ваши комментарии иногда могут запаздывать с публикацией. Благодарим за понимание!

Для нас ценно Ваше мнение!

Деятельность фонда


вопросы и пожелания

подписка на новости